08.02

Ferrari Шумахера

В 1995 году Михаэль Шумахер объявил о заключении нового контракта, перейдя из команды Benetton в Ferrari, написав заголовок новейший истории итальянского коллектива на немецком языке.

Лука ди Монтедземоло ждал от Михаэля свершения заветной мечты, восстановления имени Ferrari. Едва доносящиеся эхо титула Шектера в 1979г. и кубка конструкторов в 1983г., стало не просто разобрать среди оглушительных успехов McLaren и Williams. Старейшая команда обязана вернуть себе чемпионскую славу.

Ален Прост последний из череды гонщиков, который сумел приручить гарцующего жеребца, в сезоне 1990 года , проиграв сражение за чемпионскую корону бразильскому волшебнику Айртоне Сенне, француз повторил достижение Дидье Пирони и Микеле Альборето, заняв в итогевторое место.

От Шумахера ждали только побед. Солнечный мальчик превратившийся за годы выступления, вместе с Benetton, в грозную силу, решительно настроен восстановить статус-кво. В напарники к Михаэлю, защищать алые цвета, призван Эдди Ирвайн, с прописанными обязательствами второго номера.

В 1996 году конструктором Ferrari  являлся Джон Барнард, работая в паре с Харви Постлтуэйтом, Барнард возглавлял исследовательское бюро, расположившись в английском Голтфорде. Харви занимался доводкой болида в Маранелло. На тот момент в команде уже работал Жан Тодт, управленец с великолепным послужным списком, пытавшийся пробиться в Ф1 с Peugeot, но в итоге принявший предложение Монтедземоло.

Знакомство Михаэля с командой произошло на межсезонных тестах. Шумахер произвел экстраординарное впечатление. Барнард сразу отметил уникальный подход к пилотированию. Джон знал свое дело, его понимание быстрой машины продиктовано опытом, за рулем его творений побеждали такие гонщики как Ники Лауда и Ален Прост, это мешало построить болид под требования Шумахера.

Алези и Бергер, которых сменил Михаэль, отзывались о F412 T2 как о разболтанном корыте. На тестах Ferrari использовали два типа силовых агрегатов. Австриец и француз предпочитали дестицилиндровый вариант, Михаэль шокировал инженеров, ему по вкусу пришелся тяжелый, оборотистый двенадцатицилиндровый мотор. Умение работать газом на всех стадиях прохождения поворота, используя для торможения мощность двигателя, и уникальные «картинговые» настройки передка, ставили английских конструкторов в тупик.

1996 год, служивший фундаментом для будущих побед мягко говоря разочаровывал. Отсутствие взаимопонимания между пилотом и инженером вылилось в преграду, для плодотворной работы ее необходимо было преодолеть. Именно с этого момента началась погоня за кадрами умеющими ладить с Шумахером. В команду призван Росс Браун, у которого обнажились разногласия с Флавио Бриаторе. Рори Берн, было отправившийся на Тайское побережье открывать школу дайвинга. Найджел Степни старший механик, до этого работавший в Lotus вместе с Айртоном Сенной. Все эти люди вместе добились двух чемпионских титулов в Benetton, сделав ставку на Мехаэля Шумахера. Барнард и Постлтуейт как не не трудно догадаться в Ferrari больше не появлялись.

Костяк команды сформирован, Берн сконструировал болид под Михаеля. Росс занялся доработкой и тактическими схемами на гонку. Степни выявлял недостатки и доводил машину до идеального состояния, вскрывая неисправности и недостатки на стадии когда наступления последствий еще можно избежать. Асканелли возглавил исследовательский отдел, расположившийся в Италии. Михаэль поехал, и практически дотянулся до своего третьего титула, но 1997 годзакончился для Шумахера скандальным столкновением в испанском Хересе. Казалось до цели оставался один шаг, но для ее осуществления потребовалась пробежка длинною в три года.

Следующий сезон подстерегал участников команд сменой регламента, переходом на шины с канавками и сужением колесной базы болидов. Эдриан Ньюи перешедший из Williams в McLaren смог гораздо лучше приспособить болид под изменения, и хотя Уокинг обыграл Маранелло, стоит отметить, что к концу чемпионата Ferrari по скорости сравнялись с McLaren.Японская Сузука и Бельгийская Спа внесли некоторые коррективы в равновесие сил претендентов, вмешательства носили «фортунный» характер, на этот раз удача отвернулась от немца. Но Шумахер не собирался сдаваться.

1999 год начался с блестящей победы Ирвайна в австралийском Альберт-парке. По утверждению Степни, Эдди из всех пилотов, по скорости находился ближе всех к Михаэлю, результат ирландца означал, что потенциал Шумахера должен сработать, две победы, два подиума и авария в Сильверстоуне с переломом ноги, перечеркнула все надежды. В 2000, на смену строптивому Ирвайну в Феррари пришел талантливый Барикелло, в контракте которого значилась цифра два, у Ferrari в руках оказался полный боекомплект. Что же касается сражения Ирвайна за чемпионский титул 1999 «усилиями» команды повторению 1979 года случиться было не суждено.

Выступления в гонках спортпортотипов за Mercedes, где его наставниками оказались Масс и Шлессер, любовь к картингу и дотошность сформировали в Шумахере уникальные навыки. То что он вытворял с болидом на трассе, требовало особого подхода конструктора к проектировке, потенциал Шумахера раскрывала машина. Когда же машина работала не так как нужно Майкл в буквальном смысле тащил ее на себе(1996г.). Целеустремленность, внимание к мелочам, отличало его от других талантливых пилотов, он искал преимущество в каждом винтике. Работая допоздна, оттачивая мастерство и техническое состояние болида до совершенства, доводя механиков до изнеможения. Многие сравнивали это качество Шумахера с Сенной, похоже только Айртон умел увлекать за собой людей «быстрее». Работая с ними, все отчетливо чувствовали, что «мы сможем», невероятная мотивация передавалось всем без исключения.

Умение Шумахера, выдавать взрывные спринтерские отрезки, протягивало в руки инструмент другой неотъемлемой силе Ferrari, тактике. Росс Браун блестящий стратег и руководитель, пользовался выдающимся умением Шумахера мыслить на скорости свыше 300км/ч. Талант позволял Михаэлю пилотировать на пределе, мастерство помогало когда машина не соответствовала этому пределу, а сноровка давала преимущество в мысли, когда остальные думали как пройти поворот, Майкл делал это инстинктивно. Оборачивал любое обстоятельство на трассе в свою пользу, корректируя пилотаж, находя «другие» траектории, и эта гибкость не сказывалась на темпе.

Ключевые персоны Ferrari могли успешно работать и без Шумахера, с любым другим пилотом и по отдельности, но собравшись рядом, они являли собой тандем, вектор движения которого всегда выбирал Шумахер, ведя их за собой, за чемпионскими титулами и славой.

Откалиброванный в 1996-00 годах механизм, доведенный до совершенства сработал как швейцарские часы, лишь однажды дав осечку(2005г.), конечно за период 2000-2006 годов побед и спорных моментов имеется предостаточно, но эту команду смело можно называть Ferrari Шумахера.

Стефано Доминекали, Альда Коста, Жиль Симон, Николас Томбэзис и многие другие на примере грандов научились работать под Михаэля, и лишившись главного элемента цепи превратилась в «Бублик», их больше некому вести в перед. Попытки выстроится вокруг Райконена и Массы, увенчалась успехом только в первом случае, но по меркам итальянцев Кими, со всеми его положительными сторонами, не подходящее звено, пазл не складывался.

Принцип работы Ferrari, сформированный десятилетием, спровоцировал вербовку Алонсо. Кто если не он? Недавние комментарии Доменикали говорят в пользу тезиса «Алонсо призван заменить Шумахера». Но этот переход все равно скрывает в себе множество вопросов, ответить на которые сможет предстоящий сезон.

P.S. Огромное спасибо Андрею Ларинину за перевод книги Кристофера Хилтона «Михаэль Шумахер, его история», многие факты приведенные автором использовались мною для написания этой статьи.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.