29.09

РоНдительский дом

«Родители снисходительны к детям; дети бескомпромиссны к родителям.»(c)

Рон Денис предвкушал дебют Льюиса в F1 за свою команду еще когда Хэмилтон выступал в картинге. Думаю излишне говорить о сложившихся отношениях между двумя этими людьми за долгую и удачливую карьеру Хэмилтона. Вряд ли в 2007 году Рон мог предположить, что его протеже через каких-нибудь шесть лет перейдет в лагерь соперника. И мы помним, как после титула в 2008-ом Льюис заявил, что готов подписать пожизненный контракт с McLaren.

Одним словом, до середины 2012-го фамилия Хэмилтон была не отделима от фамилий Макларен и Денис.

С тех пор прошло много времени и случилось много событий окрашенных как в светлые так и темные тона. Денис передал бразды правления командой Мартину Уитмаршу, и в боксах McLaren мы стали редко видеть Рона. Со следующего года не увидим Льюиса. А болельщики рискуют не увидеть очередных побед Хэмилтона. Согласитесь, не исключен и такой вариант.

Конечно, фурор от громкой замены в Mercedes будет еще долго фонить в вопросах журналистов, мы уже проходили это с Кими. Но какой фурор произведут выступления англичанина — большой вопрос. В ближайшей истории F1 есть яркий пример того, что случается с гонщиком когда его главным мотивом выступлений в гонках становятся деньги.

Случай Жака Вильнева стоит особняком. В 1998 году Вильнев-младший, в ввиду эксцентричности и неординарности личности, окончательно испортил отношения с железным Фрэнком. Но как и Льюис в Mercedes, в BAR Жак перешел не только из-за денег, хотя на тот момент он был вторым в списке самых высокооплачиваемых пилотов, следом за Шумахером. Также одной из главных задач молодого чемпиона было привлечение спонсоров в команду. Для самого Жака это был вызов — добиться побед самостоятельно, а не пользоваться наработанным годами успехом.

Другой случай — возвращение красного барона. Для того чтобы выиграть титул в Ferrari, Шумахеру потребовалось четыре года. В Mercedes он гонялся всего три. Разница в том, что в 1996 году в победе Ferrari были заинтересованы не только руководители команды. Хитросплетенную цепочку тех событий пересказывать я не возьмусь, это отдельная тема. Но могу сказать, что в распоряжении Михаэля было все для того чтобы победить, и это касается не только технического оснащения.

Организаторские способности Шумахера всем хорошо известны, только вот в Mercedes они не помогли. Однако, за всем этим можно не заметить одну очень занимательную вещь. На момент 2010 года у Mercedes не было истории. Шумахер вместе с Росбергом эту историю, пусть в глобальном масштабе короткую, написали. Теперь это не BrawnGP — выкидыш Honda, это полноценная гоночная команда, с великим прошлым в далеком прошлом, средними результатами в настоящем и Льюисом Хэмилтоном в будущем. Легенда о возвращении Шумахер-Mercedes уже скоро начнет жить самостоятельно. Красивая легенда, в которой для большего драматизма не должно было быть побед. Отступление Росберга будем считать благодарностью за уместное гражданство.

По сути, Хэмилтон приходит на все готовое. Росс собрал очень хорошую команду, в напарниках удобный — знакомый по младшим сериям Нико, за спиной все тот же Mercedes. До глобального изменения регламента еще год, за который надо притереться с новыми людьми показать себя, а уже в 2014 не упустить свой шанс и показать всем кто такой Льюис Хэмилтон.

Настоять на выходе из McLaren мог не только Саймон Фуллер. Когда в McLaren пришел Дженсон Баттон, куда более морально дисциплинированный гонщик, стало понятно, что Льюис после титула в 2008 году сдал обороты. А кому как не Уитмаршу оценивать трудозатраты. В таланте Льюиса нет сомнений, но его окружение и поведение говорит о том, что во взаимодействии с командой он только пилот, который говорит: «спасибо за работу», на прессконференциях. Другими словами, строить Льюис не умеет, он умеет только пользоваться. Ситуация 2007 года, внутрикомандная перепалка с Алонсо, лишнее тому доказательство. Но тогда у руля команды был свой человек и Льюису многое сходило с рук. Такого человека в 2013 уже не будет рядом.

В McLaren понимали, что они не только переплачивают Льюису, но и теряют импульс, хотя были готовы продлить отношения, но на своих условиях. В этой ситуации Фуллер был решающим звеном и тут важен не только размер гонорара и кубки. Если Хэмилтон так настойчиво стремится популяризировать свой брэнд, ему просто необходимо избавиться от приставки McLaren, то есть покинуть РОНдительский дом, открыто продемонстрировать свой талант.

Мог вмешаться и Mercedes. Им, как и McLaren, необходимо обновление состава, а новую цену на двигатели для McLaren уравновешивал переход Хэмилтона. В условиях когда в двигателях Mercedes сильно заинтересован Ньюи, моторостроители могли навязывать свои правила Уитмаршу.

Кто выиграет от этих переходов предугадать сложно. Мне до сих пор гораздо легче поверить в то что Перес перебрался в McLaren, чем в то что из McLaren ушел Хэмилтон.

На мой взгляд, Хэмилтон не способен сплотить коллектив и повести за собой. Нет ни тоталитарных ноток Кубицы, Алонсо или Шумахера, ни дипломатического подхода Баттона. Льюис скорее привык чувствовать себя в качестве фаворита руководителей. Сможет ли Льюис переломить эту ситуацию мы тоже не знаем.

Но нам понятно, что преследуя собственные интересы, Льюис доверил свою карьеру заводской команде, а история выступлений заводских команд в F1 красноречиво говорит сама за себя. Судьба таких организаций напрямую зависит от политики концерна, а огромный размер денежных вливаний зачастую не гарантирует успеха.

Переход Льюиса оправдывают два фактора: 1)двигатель Mercedes — лучший на данный момент, с 1994 года машины с этим двигателем выиграли 85 Гран При, а пилоты завоевали четыре чемпионских титула. 2)Росс Браун — лучший менеджер, за плечами которого девять чемпионских титулов у его подопечных, начиная с 1994 года.

Двери в РОНдительском доме всегда открыты для своих сыновей. Алонсо на личном примере показал, тогда еще не опытному Хэмилтону, что делать если заблудился.

 

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.